Статья о фильме «Живые огни»

Благодаря Елене Вид и с ее согласия мы публикуем статью о фильме «Живые огни».


ФИЛЬМЫ УНИЧТОЖИЛИ ОРИГИНАЛ. НОВЫЙ АКТЁР СОБИРАЕТСЯ ВЕРНУТЬСЯ К ТОМУ БОНДУ, КАКИМ ОН БЫЛ ПЕРВОНАЧАЛЬНО – Коринна Хонан 1987.

Новый Джеймс Бонд протянул свои руки и удручённо показал ладони. Они были покрыты ожогами от нейлоновой верёвки, на которой он только что висел на высоте 25 футов над старой продуваемой площадкой студии Пайнвуд. Вы могли наблюдать лёгкую дрожь.

Это была решающая сцена в новом фильме о Бонде «Живые огни» — сцена схватки на смертельно опасной высоте 40 000 футов в сетке, свисающей с транспортного самолёта. Отличный трюк. И даже работая на 25 футах, часть каскадёрской команды, которая могла дублировать актёра, попала в больницу Стоук Мандевилля.

«Опасно? Вы можете сломать лодыжку, идя вниз по улице», — по-бондовски ответил Тимоти Далтон во время перерыва за чашкой чая и сигаретой. Он с трудом переводил дыхание, словно участник марафона. Кровь прилила к его лицу, и от него пахло свежим потом.

«Я более активный Бонд, участвующий в большем количестве трюков – никакого упрёка Роджеру Муру», — сказал он. «Но в свои 40 лет я очень устаю. Я прихожу домой с множеством порезов и синяков. Часть волшебства Бонда заставляет людей верить в происходящее».

«Я понимаю, что люди очень заинтересованы тем, что Бонда играет новый актёр. Если бы они действительно видели меня выполняющим трюки. Одна из важных вещей в этом фильме это то, что в нем не будет много технических новшеств. Предыдущие фильмы о Бонде имели фантастические сюжеты, слишком далёкие от реальности».

Далтон один из тех редких актёров, которым удаётся и играть Шекспира – он был в двух пьесах вместе со своей близкой подругой Ванессой Редгрейв – и сниматься в мини-сериалах, таких как «Дочь Мистраля» со Стефани Пауэрс, и фильмах с Джоан Коллинз. Когда поступило предложение сыграть Бонда, он был на съёмках картины с Брук Шилдс во Флориде. Он дал себе время – две недели – перед тем как принять решение и настоял на том, чтобы ему дали почитать сценарий сначала. Затем он приступил к работе.

В течение недели он просмотрел и проанализировал все 14 фильмов о Бонде в своём номере в отеле. Потом он купил все романы Йена Флеминга и попытался отыскать в них черты реального человека, скрытого за мифом. «Я обнаружил, что фильмы отдалились от романов – сами книги намного интереснее», — сказал Далтон, который хранит биографию Йена Флеминга на своей тумбочке.

«В книгах вы имеете дело с реальным человеком, не с суперменом, с человеком, который пребывает в смятении, апатии, сомнениях, который очень часто боится, нервничает, напрягается. Этого не чувствовалось в фильмах».

«Он иногда жесток. Он большой романтик, он лоялен и имеет хорошее чувство юмора. Он живёт в опасном мире, в котором может быть убит в любой момент. Всё это формирует сложную личность, так я приближаюсь к нему внутренне».

«Очевидно, вы разгадываете героя, но вы не можете отходить от киносценария. Я лично был бы счастлив играть Бонда в фильме таким же, каким он является в книгах, Бонда, который любит сделать пару глотков виски перед сложным заданием и получает депрессанты и стимулянты от Секретной Службы, чтобы расслабиться и поддержать форму.

«Шон Коннери очень хорошо понял сущность героя, Бонд Роджера был более легкомысленным, шутливым. Но после первых трёх картин фильмы о Бонде начали превращаться в шедевры технического мастерства, оставляя Флеминга где-то позади. Я надеюсь, мы понемногу возвращаемся назад к Флемингу».

Но может Далтон изменить Бонда в других отношениях? «Всё, что я могу сказать, это, когда Бонду станет больно в этом фильме, вы почувствуете, что ему действительно больно, когда он будет в страхе или в напряжении, это реально будет так. Когда выиграет или поймает удачу, появится огромное чувство радости и облегчения оттого, что он выжил».

«Это очень важно сделать героя правдоподобным, так вы тогда сможете фантазировать. Полюбят ли люди такого Бонда — это другой вопрос. В любом случае вы не можете назвать его женоненавистником. Не задумывались ли вы, что в наше время женщины считают, что имеют право на романтические отношения с мужчиной, какие они имеют с Бондом?

Но а те девушки Бонда – это, несомненно, циничная уловка, направленная на пробуждение мужских фантазий? Вы можете ходить в бассейны по всему миру и найти много красивых женщин – это есть в сущности жизнь, не так ли?» — сказал он. «Я думаю, вы осознаете в большинстве случаев, что стремитесь быть такими же, какими являются они (герои фильма – прим.)».

Далтон сыграл почти каждого романтического героя (Хитклиффа, Ромео и Рочестера из «Джейн Эйр»). Но сама идея о том, что женщины будут падать в обморок от его очарования, заставляет его чувствовать себя неловко. Он, что особенно удивляет, лишён тщеславия и может носить вельветовые брюки, которые слишком широки внизу, чтобы быть модными. Его не стремится к поддержанию физической формы. Он посещал гимнастический зал однажды, когда подхватил грипп. Сейчас он не делает никаких упражнений вообще.

Он, кажется, имеет твёрдые убеждения относительно насилия на экране и его воздействия на впечатлительного зрителя. Тогда как он соотносит их со всей этой резней в «бондовских» фильмах?

«Нам нужны герои вроде Бонда», — сказал он. «В принципе я осуждаю жестокость. Но мы живем в жестоком мире, в котором много зла. Иногда люди должны выбираться из своей скорлупы под названием лень и апатия и злиться, давать отпор».

«Если вы видите старую женщину, которую бьют по голове, или кого-то, кому причиняют боль или угрожают, тогда надо быть жестоким. Жестокость Бонда не безосновательна – он использует её в борьбе со злом. Фильмы о Бонде намного лучше фильмов, вроде «Рэмбо», которые не являются хорошим примером для нас или наших детей. «Рэмбо» и «Топ Ган», по сути, подростковые фильмы – комиксы, не более того. Вместе с тем в них содержится опасный подтекст, побуждающий людей быть жестокими».

«Мне не нравится подобная тенденция в кинематографе. Люди должны смотреть фильмы более сложные и тонкие. Если вы постоянно валяете дурака, тогда мы все станем слабоумными».

«Я должен воспринимать Бонда серьезно, хотя он — это фантазия и развлечение. Мы все любим отождествлять себя с кем-то, кто может действовать».

Далтон пока не думает о том, чтобы сделать следующий фильм о Бонде. «Здесь нет сомнений – я намерен вернуться в театр, когда появится хорошее предложение. Есть один или два варианта», — сказал он. «Я люблю разнообразие».

«Но с другой стороны, что-либо имеет успех и доставляет удовольствие, почему бы не продолжить? Конечный результат – пойдут ли люди смотреть это».

Запись опубликована в рубрике Тимоти Далтон / Timothy Dalton. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *